Телефоны в Саратове
8 (8452) 703-007
 
8 (8452) 703-001
Рассчитать стоимость дома
  • »
  • Свято-Николаевский собор в Харбине

Свято-Николаевский собор в Харбине

05.05.2016

В проекте планировки Харбина отводились места для главных административных зданий города, в том числе и место для храма. Будущий главный харбинский собор должен был стать, по мысли авторов проекта, одновременно своеобразным символом, и доминантой ландшафта, и украшением города. Забегая вперед, отметим, что расположенный на возвышенном месте в центральной части города храм действительно стал на многие годы архитектурной достопримечательностью Соборной площади.

Как уже отмечалось выше, первую церковь разместили в Старом Харбине в приспособленном для нее бараке. Настоящим же первым храмом в Харбине стала деревянная церковь Николая Чудотворца (Мирликийс- кого). Вначале она называлась Свято-Никольской церковью и до 1903 года считалась храмом Пограничной стражи, затем — железнодорожной церковью, а с 29 февраля 1908 года по указу Синода была преобразована в собор. После учреждения в 1922 году в Харбине самостоятельной епархии собор стал кафедральным. Он мог вместить до 500 человек.

Церковь рубили из бревен-карандашей, доставленных в Харбин из Канады. Возводилась она инженером Левтеевым, одним из основателей Харбина. Строили первую православную церковь по проекту, выполненному в Петербурге архитектором И.В. Подлевским. Основное строительство было закончено уже в 1&99 году, и на праздник Святото Покрова Богородицы в храме состоялось первое церковное торжество, хотя внутренняя отделка оставалась незаконченной. В 1900 году хабаровская газета “Приамурские ведомости” сообщила в небольшой заметке, что «5 декабря сего года освящен первый приходской храм в Маньчжурии, в Харбине, во имя святителя Николая Чудотворца, построенный в древневологодском стиле... Чудный храм этот красиво высится над Харбином, издали сверкая своими золочеными крестами».

При закладке храма в октябре 1899 года у его основания на восточной стене была прикреплена памятная доска об этом торжественном событии: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа основася сия церковь в честь и память иже во святых отца нашего Николая Архиепископа Мирликийского Чудотворца... в лето от сотворения мира 7407, от Рождества же по плоти Бога Слова 1899 года октября 1 дня в железнодорожном поселке Сунгари, архитектором Алексеем Клементиевым Левтеевым, по освящении священниками Охранной стражи Александром Петровым Журавским и Стефаном Михайловым Белинским».

Во время освящения построенной церкви в Харбине находились военные чины полевого штаба во главе с командующим Приамурского военного округа. Там у них и родилась идея подарить церкви особо почитаемую в Приамурье икону Албазинской Божией Матери. Для этого инициаторы благотворительной акции обратились к хабаровскому купцу 1-й гильдии В.Ф. Плюснину, который заказал икону в Москве и, как отмечала местная газета, «в нынешнем году (1901 — Н.К.) икона Албазинской Божией Матери, в серебряной ризе, была получена, и по изготовлении для нее в Хабаровске приличного киота, в минувшем августе была отправлена в Харбин, в адрес настоятеля церкви отца Александра Журавского».

Церковь строили артели русских мастеров (плотники, столяры, резчики). Им помогали и китайские мастера, в частности, в работах, связанных с резьбой и декорировкой архитектурных деталей. Резной иконостас для Никольской церкви изготовили в европейской России и привезли вместе с необходимой церковной утварью в Харбин. Он отличался богатством резной отделки, а большая икона (образ) Святителя Николая была написана «неизвестным русским мастером со строгим соблюдением правил старинной иконописи». Для росписи стен храма из России был приглашен художник Д.И. Глущенко, который в течение нескольких месяцев выполнил все необходимые композиции.

В 1913 году Николаевский собор закрывали на ремонт, продолжавшийся несколько месяцев. В конце сентября, когда все работы были закончены, храм вновь освятили. Освящение совершал прибывший в Харбин архиепископ Владивостокский и Приморский Евсевий. В 1923 году в соборе соорудили придел в честь иконы Божией Матери «Нечаянной радости». Среди особых святынь в храме выделялись прекрасно написанное изображение Пресвятой Троицы в главном алтаре и Сошествия Святого Духа над хорами, а также большой образ Святого Николая Чудотворца, под покровом которого покоился прах первого главы Харбинской епархии митрополита Мефодия. Имелись в храме несколько исторических, давних икон - дары командующего войсками и Приамурского генерал-губернатора Н.И. Гродекова, великого князя Александра Михайловича и других высоких особ. Глубоко почитался прихожанами также образ Иверской Божией Матери, написанный в 1900 году чинами Пограничной стражи.

Мы и сегодня можем судить об архитектурно-художественных достоинствах, которыми, несомненно, обладала эта первая русская церковь в Харбине, поскольку сохранилось большое количество ее фотоизображений и даже чертежи. Имеющиеся изображения свидетельствуют о том, что это был один из лучших храмов Харбина. Его планировочная и объемно-пространственная композиция отличались центричностью, контрастным сочетанием объемов и форм, динамичной устремленностью всей композиции ввысь.

Центричный план Николаевского собора представляет собой восьмигранное ядро, обрамленное галереями и выступами апсиды, звонницы с главным входом под ней и двух дополнительных крылец с северной и южной сторон. Пропорциональные соотношения частей храма делают его объемно-пространственную композицию логичной, гармоничной и понятной для восприятия. Пирамидальный строй фасадов и всей объемной формы подчеркивается нарастанием объемов к центру, где кульминационным акцентом служит высокий стройный шатер, увенчанный главкой с крестом. Пирамидальность как элемент композиционной структуры и архитектурной выразительности храма присутствует и в отдельных его частях, например, в трехглавом завершении звонницы. Очертания и уклоны скатов кровель над галереями, крыльцами, форма завершений объемов (алтарь, звонница) — во всем чувствуется стремление подчеркнуть, выявить движение к центру, вверх. Начинаясь от самой земли, со ступеней крыльца, движение вверх еще более усиливается от уклонов кровель и наиболее ярко проявляется в остром силуэте центрального шатра. Главное ядро храма господствует не только в планировочной, но и в объемно-пространственной композиции Николаевского собора, выражая его образно-символическую значимость.

Являясь произведением архитектуры высокого эстетического уровня, выполненный в стиле архитектуры русского Севера, созвучный вкусам и предпочтениям русских людей, оказавшихся за пределами своего Отечества, Николаевский собор стал образным выражением русскости на востоке Азии.

Анализируя в одной из книг архитектурные постройки Харбина, китайский автор отмечал в конце 1980-х годов: «После того как царско-русские колонизаторы вторгнулись в Харбин, они первым делом построили церкви. В 1899 году на кульминационном пункте города, в центре р. Нанъгана построили православный Свято-Николаевский собор. С этого момента в Харбине начали подражать образу «восточной Москвы», и церкви на долгий срок стали символом восточной Москвы».

Автор книги, выражая негативное отношение к русской политике XVII—XIX веков на Востоке, тем не менее восторгается архитектурными памятниками, созданными русскими и иными зодчими в Харбине. В частности, описывая главную площадь Харбина, он восхищается ее композицией, а также архитектурой собора: «Правильно-радиальная площадь, центр которой составлял собор, имела подвижный, вольный и раскрытый характер. Бывший Свято-Николаевский собор находился в центре площади и крест на крыше палатки собора, тянувшийся к голубому небу, был фокусом линий зрения. Площадь с учетом местных условий и изменяемых обстоятельств объединяет несколько зданий разного свойства и в разном масштабе тонко, хитроумно в единое целое и сформировалась растянутая и вольная, живая и подвижная... Православный Свято-Николаевский собор... представлял собой один из характерных ландшафтов в Харбине вплоть до 1966 года... План этого собора был в виде греческого (равноконечного — Н.К.) креста в направлении с запада на восток. Композиция плана - сосредоточенно-симметричная. Так как срок строительства был чрезмерно сжат, все конструкции были деревянные и в виде колодезного сруба. Внутри собора образовалось такими конструкциями огромное пространство купола для религиозной деятельности. Внешний вид собора воплотил в себе традиционную форму палаточной крыши русской народной деревянной конструкции. Вершина восьмиугольной палаточной крыши высоко подняла небольшой купол в виде луковицы. Вершина соединена с куполом с помощью барабанной опоры в середине. И таким образом усилено чувство вертикальности и вклинения острой палатной крыши в небо. Эта выдающаяся архитектурная драгоценность играла важную роль в образовании городских ландшафтов. К сожалению, она была снесена невежественными разрушителями во время 10-летних анархий и беспорядков».

Оставим в стороне небрежный перевод с китайского на русский и отметим эмоциональность автора описания, китайского профессора архитектуры. Такова вкратце история одного из многочисленных русских православных храмов в Харбине. К счастью, на этом история Свято-Николаевского храма не кончается. Сегодня собор этот восстановлен в точности, но не на прежнем месте, а в новой парковой зоне, расположенной в 20 километрах от Харбина, в районе Ашихэ. Подробности о возрождении бывшей святыни Харбина — в последней, новой главе этой книги, посвященной истории создания парка русской культуры под названием «Усадьба Волга».